Предистория 1607 г. Экспедиция Генри Гудзона, посланная английскими купцами из «Московской компании» найти северный путь на восток, вдоль берегов Гренландии дошла до 73о северной широты и была остановлена льдами. Пройдя на северо-восток до Шпицбергена, Гудзон к северу от него добрался до 80о23’, и опять путь преградили льды. 1765 г. Российская экспедиция Василия Чичагова (по замыслу Ломоносова) имела целью пройти между Гренландией и Шпицбергеном через центральную Арктику (предполагалось, что там не может быть льдов из-за солености воды). Удалось дойти до 80о30’, дальше не пустили льды. 1773 г. Английская экспедиция Джона Фиппса в том же районе была затерта льдами, но кораблям удалось выбраться. 1806 г. Английский китобой Скоресби пытался пройти от Шпицбергена к полюсу, дошел до 81о. 1827 г. Англичанин Уильям Пэрри задумал идти от Шпицбергена к полюсу на оленях. Был обнаружен встречный дрейф льда со скоростью 4 мили в сутки, олени не смогли везти груженые нарты через торосы. Достигли широты 82о45’. 1875 г. Английская экспедиция Джорджа Нэрса и Альберта Маркхема через Смитов пролив Гренландии дошла до 82о, затем по льдам – до 83о20’, дальше путь преградили непроходимые торосы и пятидесятиградусные морозы. Был сделан вывод, что полюс вообще недосягаем. 1886 г. В Арктике впервые появился американец Роберт Пири с целью пересечь Гренландию. До него покорить эту неизвестную тогда землю пытались датчанин Йенсен (1878 г.) и швед Норденшельд (1883 г.). Пири прошел вглубь Гренландии всего сто миль, но именно тогда у него появилась цель – полюс. 1888 г. Норвежцы во главе с Фритьефом Нансеном пересекли Гренландию с востока на запад. Пири воспринял это как личное оскорбление, обвинял Нансена в неэтичном поступке, точно этот маршрут предназначен только для него. 1891 г. Пири снова в Гренландии, его цель – пройти на север до края острова. Еще при подходе к Гренландии Пири получает перелом обеих ног, но благодаря лечению доктора Фредерика Кука уже через 1,5 месяца он снова на ногах. Экспедиция проходит 2000 км, дважды пересекая северную Гренландию. Казалось бы, Пири должен быть благодарен Куку за спасение в сложных условиях экспедиции, но он не разрешил доктору публиковать книгу о жизни эскимосов, населяющих побережье Гренландии. Пири воспринимает все результаты экспедиции - как свои личные. О моральных качествах Пири можно также судить по двум случаям с его подчиненными, боготворившими своего руководителя, но осмелившимися иметь свое мнение. Джон Вирхов, молодой энтузиаст, вложивший в экспедицию свои средства, не вынес унизительного обращения Пири и его жены, отказался возвращаться домой на корабле, пошел через ледники и погиб. Норвежец Айвинд Аструп, побывавший в двух экспедициях, руководимых Пири, написал статью о своем переходе по Гренландии. Он был обвинен Пири в неэтичном поведении и дезертирстве, хотя не был связан с ним никаким договором. Впечатлительный молодой человек постоянно думал о таком несправедливом отношении своего кумира и вскоре покончил жизнь самоубийством. В 1892 г. Нансен предлагает смелый план – дрейф корабля вместе со льдами через Арктику (такой путь прошла в 1881-1884 гг. американская яхта экспедиции де Лонга, брошенная и раздавленная, но частично дошедшая до Гренландии). Нансен предлагает сделать корабль яйцевидной формы, чтобы льды не сдавливали его, а выталкивали вверх. Теория Нансена блестяще подтвердилась: его корабль «Фрам» (по-норвежски – «Вперед»), дважды перезимовав во льдах, двигался севернее 84-й параллели мимо полюса. И хотя сам полюс не был для норвежца самоцелью (более важным он считал изучение в процессе дрейфа загадочной центральной Арктики), он решил воспользоваться близостью полюса. Вдвоем с Фредериком Йохансеном Нансен отправился от корабля на север на собачьих упряжках. Они дошли до рекордной широты 86о14’, но из-за нехватки продуктов путешественникам пришлось повернуть на юго-запад, к Земле Франца Иосифа. Там норвежцы зазимовали в хижине, построенной из камней и моржовых шкур, питаясь всю зиму медвежьим мясом. Весной 1986 г. Нансен и Йохансен вышли к южной оконечности архипелага, обнаружили там английскую экспедицию и в августе вернулись в Норвегию. А через неделю туда прибыл «Фрам», вынесенный льдами в Атлантику. Главным результатом экспедиции для Нансена были не рекордные градусы и минуты, а научные данные о неизвестной до того области. 1897 г. Шведская воздушная экспедиция в составе Соломона Андре, Нильса Стриндберга и Кнута Френкеля отправилась к полюсу на воздушном шаре. Шар был снабжен парусом и тросами, волочившимися по земле (льду) для регулирования высоты. Для сообщений о своем путешествии воздухоплаватели взяли с собой почтовых голубей и несколько буйков. Шар, который над землей летал нормально, над холодными льдами Арктики стал тяжелеть от тумана и инея. Пролетев около 300 км от Шпицбергена, он снизился настолько, что гондола стала биться о торосы. Путешественники выбросили снаряжение, продукты, но это помогло ненадолго – вскоре воздушный полет, продолжавшийся менее трех суток, закончился. Другими экспедициями вскоре были найдены буйки, брошенные с воздушного шара, был подстрелен один из голубей, но это были известия о начале полета. О его конце стало известно только в 1930 году, когда у растаявшего ледника на острове Белый (Шпицберген) была обнаружена палатка с телами Андре и его товарищей. Из их дневников стало понятно, что они добрались до острова, идя по ледяным полям, а затем – дрейфуя на льдине. Причина смерти кроется, видимо, в медвежьем мясе, зараженном трихинеллезом (как показали исследования остатков мяса, найденных в лагере и записи путешественников о своем самочувствии). Фредерик Кук в 1897-1899 гг. участвует в бельгийской экспедиции к берегам Антарктиды. Корабль попал в ледовый плен, и команда была вынуждена зимовать впервые в этих местах. Только благодаря мужеству и стойкости Кука и молодого норвежского штурмана Руала Амундсена, боровшихся с цингой на судне, охотившихся на тюленей и пингвинов, организовавших прокладку почти километрового канала до открытой воды, почти все участники смогли выжить. Кук после экспедиции был награжден бельгийским орденом. На рубеже веков кроме Англии, США и Норвегии, постоянно посылавших экспедиции к полюсу, и другие страны заявляют об этом. В 1900 г. итальянцы во главе с герцогом Абруцци отправились на Землю Франца-Иосифа (ЗФИ), оттуда лейтенант Умберто Каньи с шестью спутниками достиг широты 86о34’, трое первопроходцев пропали. В 1903-1905 гг. американская команда Циглера-Фиала оттуда же, с ЗФИ предприняла две попытки достичь СП, но из-за открытой воды и плохой погоды дошла только до 82о. Судно экспедиции было раздавлено льдами, люди дважды зимовали на островах до прихода спасательного корабля. В 1906 г. Фредерик Кук первым совершает восхождение на высшую вершину Северной Америки – г. Мак-Кинли на Аляске (6193 м). Роберт Пири в 1905-1906 гг. – вновь на пути к полюсу, но его достижение – всего лишь на градус широты побит рекорд Нансена. В 1907 г. Фредерик Кук знакомится с миллионером Джоном Брэдли, желавшим поохотиться у берегов Гренландии. Брэдли предложил Куку, как опытному полярному путешественнику, организовать экспедицию. Тот согласился, предполагая возможность похода к полюсу, но никаких громких заявлений не делал. Он решил, что если все сложится удачно, он воспользуется таким шансом. Охотничья экспедиция завершилась успешно. Кук увидел в Гренландии, что у него будет возможность заготовить провизию для похода к полюсу, нанять эскимосов в помощники и сообщил о своих планах Брэдли. Тот согласился снабдить Кука продуктами, снаряжением и топливом для зимовки и похода. Кук выбрал из многих желающих остаться на зимовку и помочь в подготовке к походу немца Рудольфа Франке. Он считал, что в самом походе ему больше подойдут эскимосы – неутомимые в работе и охоте, хорошо управляющие собачьими упряжками и нартами. За время зимовки Кук с помощниками тщательно подготовили снаряжение и продукты, планируя взять в поход только самое необходимое, чтобы выжить. В снаряжение входила лодка, как необходимое средство для переправы через разводья, чтобы не ждать, когда они замерзнут. Нартам Нансен уделил особое внимание. Он видел разные варианты: у эскимосов Гренландии и Аляски и решил совместить их лучшие качества – легкость и прочность. К полюсу! Путь к полюсу Кук выбрал в стороне от маршрутов Пири, чтобы тот не обвинял его в покушении на свои замыслы. В марте 1908 г. Кук с эскимосами Этукишуке и Авела вышли от крайней точки Земли Аксель-Хейберга мыса Свартенвог на север. У них было двое нарт, в каждые запряжено по 13 собак. Основу питания составлял пеммикан – смесь сушеного мяса с добавками изюма и смородины, залитая говяжьим жиром (смесь питательная, витаминизированная, легкая и незамерзающая, так как не содержит воды. На мысе Свартенвог был оставлен склад продовольствия на обратный путь. Первые дни на пути путешественников был очень неровный торосистый лед, как обычно бывает возле побережья, затем перед ними появилась полоса открытой воды, уходящая за горизонт и на западе, и на востоке. Полынья была покрыта тонким льдом, после осторожной разведки Кук с товарищами преодолели препятствие. После 84-й параллели Кук увидел на западе остров, покрытый льдом, снегом и камнями, и назвал его Землей Брэдли в честь своего покровителя. В пути Куку постоянно приходилось убеждать своих спутников-эскимосов в том, что на горизонте видна земля. Они, как и все их сородичи, впадали в панику, не видя берега. Часто, почти через день налетал штормовой ветер, а то и ураган, мешавший движению, разрушавший снеговые домики-иглу, сооружавшиеся на каждом привале. Однажды, после сильного шторма, льдина, на которой остановились на ночлег путешественники, раскололась прямо под спящим Куком, и он оказался в ледяной воде. Эскимосы быстро вытащили его вместе со спальным мешком. Во время пути Кук отмечал в дневнике, что им встречались мощные ледяные острова, похожие на материковый лед. Вблизи полюса Кук отмечал более ровные большие ледяные поля, то есть более спокойное поведение льдов в центральной Арктике. Чем ближе подходили они к полюсу, тем чаще Кук проводил измерения высоты солнца, которая показывала широту их местонахождения. 21-го апреля его измерения показали, что экспедиция находится на 90-й широте, то есть на полюсе. За 35 дней пройдено 520 миль (с учетом обхода препятствий и дрейфа – на 20% больше). Радости эскимосов не было предела, но Куку казалось, что больше они радовались скорому возвращению домой. Тем более, что в месте, о котором им столько говорил Кук, и к которому они проложили такую тяжелую дорогу, были все те же льды, снега и торосы. Но их очень заинтересовали тени от людей и предметов, за которыми они наблюдали весь поход и с которыми связывали что-то сверхестественное. На полюсе эти тени круглые сутки были одной длины. Кук и его помощники провели серию специальных измерений, отмечая каждый час длину тени от шеста и убедились в правильности этого круга. Чтобы определить точность и погрешность измерений, Кук передвинул лагерь на 4 километра и снова провел несколько серий измерений. Он сознавал, что неизвестные погрешности от рефракции солнечных лучей (преломлении их в воздухе при довольно низком положении солнца) и от неточности отсчета времени сказываются на определении их координат. Но он делал все возможное в его условиях и для тех инструментов, которыми он располагал. К тому же Кук допускал, что более важным для доказательства достижения ими полюса будут подробные описания всего, что они видели. Кук измерял температуру воздуха разными термометрами, влажность, тип облачности, цвет неба по всем сторонам горизонта (светлое небо означает находящиеся внизу льды, темное - открытую воду), описывал структуру льда и снега. Погрузив топор на веревке в полынью, Кук по отклонению веревки от вертикали определил направление дрейфа льдины, на которой они находились, на запад. Направление для возвращения Кук выбрал более западное, поверив утверждению Пири о дрейфе льдов на восток. Вес нарт снизился с уменьшением продуктов, но и сил у покорителей полюса тоже стало меньше – накапливалась усталость. Часть собак пришлось пустить на корм остальным, хотя за время похода люди очень с ними сроднились. На обратном пути Кук отмечал изменение ледовой обстановки – видимо вследствие дрейфа исчезли большие ровные поля. Для экономии времени путешественники не строили иглу, а ночевали в палатке, закрыв ее от ветра стенкой из снежных кирпичей. 20 дней Кук не мог определить координат из-за пурги и туманов. Когда же появилась видимость, Кук понял, что они отклонились от исходной точки – Земли Аксель-Хейберга к западу на 130 миль (50 миль – мелкого непроходимого льда и 80 – по земле до продуктового склада). Путь был один – на юг, на остров Амунд-Рингнес. Ступив наконец на твердую землю, путники радовались, как дети, ползая по вытаявшим из-под снега глине и песку. Измученные и ослабевшие от недоедания и трудной дороги, они подкрепили силы мясом убитого медведя. Далее они двигались проливами, еще покрытыми льдом и охотились на все более разнообразную живность. Когда пришлось плыть по открытой воде на лодке – расстались с собаками и частью тяжелых меховых вещей. На острове Северный Девон их застала надвигающаяся осень – по льду нельзя было двигаться ни на нартах, ни на лодке. Пришлось становиться на зимовку. Мясо на долгую зиму и мех для одежды и спальных мешков добывали луком и стрелами, силками, копьями и камнями, смекалкой и хитростью. Весной, с появлением солнца, впрягшись в обновленные нарты, Кук и эскимосы направились по льду к поселку Анноаток, находящемуся в 300-х милях. Там они встретили троих зимовщиков-американцев: двоих – из команды Пири и туриста-охотника Гарри Уитни. Люди Пири по поручению своего начальника уже заведовали складом провизии, мехов и китового уса, оставленным здесь Куком. Чтобы воспользоваться своими вещами, Куку пришлось писать расписку. Пири потом говорил, что оставил людей охранять склад от эскимосов, хотя они (по его приказу) всю зиму продавали чужое имущество. За Уитни корабль должен был прибыть только в октябре, и Кук решил добраться до южного поселка Упернавик, куда курсируют датские корабли. Он оставил свои инструменты и часть записей Уитни, чтобы тот доставил их в Америку. (Их Кук больше не увидел, Пири при погрузке не разрешил Уитни взять с собой порученные ему Куком вещи). Пройдя еще 700 километров, в июне Кук был уже среди цивилизации. Губернатор датской провинции принял его радушно, предоставил все блага нормальной жизни. В июле Кук на датском корабле отплыл в Копенгаген, по пути, с Шетландских островов, 1-го сентября 1909-го года отправил телеграмму о покорении полюса. В датской столице на него обрушилась лавина поздравлений, восторгов и восхищения, чего он совсем не ожидал. 7-го сентября Пири также сообщил миру о том, что 6-го апреля 1909-го года он побывал на полюсе. Почти одновременно два покорителя полюса сообщили миру о своих достижениях, произошедших с разностью почти год. Узнав, что его опередил Кук, Пири решил дискредитировать соперника, чтобы никто не поверил в его успех. Возможности для этого у него были большие: могущественный Арктический клуб, куда входили богатейшие люди США, уже 10 лет спонсировал экспедиции Пири. Газеты были ему подвластны, сам президент благословил его на покорение полюса. А против них всех – один Кук, к тому же не коренной американец, а немец по отцу. Пири начал обвинения против Кука с показаний его спутников-эскимосов о том, что они постоянно видели на горизонте землю. Эскимосы, конечно, не лгали. Кук и сам признавал, что вынужден был поддерживать в них эту уверенность для их спокойствия, выдавая за землю постоянно висевшие над горизонтом миражи. Он не предполагал, что это обернется против него. Далее у Пири был аргумент, что с таким составом (3 человека) и такими скромными средствами невозможно достичь полюса (хотя ранее он сам ратовал именно за такой метод). Следующий довод – то, что Кук не отвечал на выпады соперника. Тот не считал нужным это делать, хотя если бы и пытался что-нибудь сделать, это мало что изменило бы. Пири решил убедить общественное мнение в том, что Кук – обманщик, говоря, что тот не был на горе Мак-Кинли, высшей вершине Северной Америки, в 1906-м году, как об этом утверждает. Был найден свидетель – Эд Баррил, спутник Кука при восхождении (позже был обнародован чек на 5 тысяч долларов на его имя, совпадающий по времени, да и сам Баррил готов был за те же деньги дать другие показания. Появилось в газетах и так называемое «признание» Кука, в котором он якобы соглашается с первенством на полюсе Пири, но вскоре выяснилось, что эта статья была сфабрикована. Поставили в вину Куку и открытие «Земли Брэдли», опровергнутое позднее. Но таких островов в Арктике было открыто несколько: огромные ледовые острова, покрытые землей и камнями трудно отличить от настоящей земли. Кук лишился своих инструментов и части записей, которыми мог бы воспользоваться для доказательства достижения полюса. Оставленные Куком ценные вещи в Гренландии попали в руки Пири и канули в неизвестность. Как можно было в то время доказать свое достижение полюса? Дело даже не в точности определения – измерения тогда делали секстаном, примитивным по сегодняшним меркам инструментом. Но с точностью до нескольких километров это можно было сделать, и такая погрешность не принципиальна. На северном полюсе негде оставить доказательства своего пребывания – в центре Арктики нет никаких островов. Радио, с помощью которого позже путешественники стали сообщать свои координаты, и сигналы их улавливались и пеленговались, тогда делало только первые шаги. Тем более не было еще спутников, с которых теперь можно сфотографировать покорителей полюса. Самым лучшим доказательством являлось точное и подробное описание всего увиденного в самой северной области Земли, что позднее могло бы подтвердиться. Об этом тогда говорили русские ученые-географы, не спешившие признавать приоритет Кука или Пири. И они оказались правы. Как показало дальнейшее изучение Арктики, Кук правильно описал характерные участки пути от побережья до полюса: полоса открытой воды на границе шельфового (прибрежного) льда и ледовых полей центрального бассейна, мощные ледовые острова, похожие на материковые, о которых здесь тогда никто не знал, интенсивное движение льдов на 85-87 параллелях и малоподвижные льды в полюсном районе. На полюсе Кук описал движение солнца круглые сутки на одной высоте и даже поставил опыт с измерением тени от шеста. Западный дрейф льда, который отнес команду Кука при возвращении на 130 миль от точки старта, был позднее подтвержден как постоянный. Пири не вдавался в такие подробности: по его словам, не было никакого дрейфа, никаких отклонений, по проложенной дороге и обратно вернулись, причем средняя скорость составила 40 миль в сутки. К тому же Пири за 130 миль до полюса отослал обратно своего штурмана, капитана Бартлетта, чтобы кроме него ни один белый человек не дошел до полюса. А определение координат, мягко говоря, не было сильным качеством Пири. . Все эти факты заставляют сомневаться в достижении полюса командой Пири. Очень вероятно, что поход Пири к полюсу не удался, и он планировал повторить его через год. Но, узнав об успехе Кука, он решил утвердить за собой первенство любой ценой. Хотя многие полярные авторитеты не верили в клевету, которой подвергся Фредерик Кук (норвежцы Амундсен, Свердруп, американцы Грили, Фиал), жизнь Кука превратилась в кошмар, его имя смешали с грязью. В 1923-м году Кук, организовавший в Техасе нефтяную компанию, был обвинен в махинациях с продажей участков (якобы пустые участки продавались как нефтеносные) и приговорен к 14-ти годам каторги. Красноречивый факт – прокурор, вынесший приговор, был другом семьи Пири. Впоследствии на проданных Куком «пустых» участках были подтверждены крупные запасы нефти. До 1930-го года Кук был в тюрьме, там его навещал Руал Амундсен. Прожил Фредерик Кук до 1940-го года, на 20 лет пережив своего недруга Пири, хотя эти годы были очень нелегкими для него.
(0 голосов)
0 5 0